Борис Акунин предлагает Вам запомнить сайт «Борис Акунин»
Вы хотите запомнить сайт «Борис Акунин»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Вот раньше были писатели

развернуть

Вы, наверное, читали в детстве или не в детстве повесть «Зеленый фургон», а если не читали, то наверняка смотрели какую-нибудь из экранизаций (их было две). Кто знаком с удивительной судьбой автора повести Александра Козачинского – можете дальше этот текст пропустить, ничего нового я вам не сообщу.


     А я вот только сейчас, роясь в фактуре 20-х годов, штудируя газетные отчеты «Из зала суда», узнал, что это был за человек.

Вот раньше были писатели




      «Зеленый фургон» - приключенческая повесть, которая нахально начинается длиннющим описанием природы. Это обычно признак или неопытности, или редкостной уверенности в себе. В данном случае - второе, хотя непонятно, откуда уверенность взялась, ведь это первая и последняя повесть автора. А нарратор он был сочный и точный,  – как сказал поэт, «с жемчужиной на языке». Стиль у него такой:

   Ничего нет легче, чем убедить человека заняться сочинительством. Как некогда в каждом кроманьонце жил художник, так в каждом современном человеке дремлет писатель. Когда человек начинает скучать, достаточно легкого толчка, чтобы писатель вырвался наружу. 

     В двадцатые и тридцатые годы у нас в стране было много ярких и самобытных литераторов. Потом, в сороковые-семидесятые, большинство уцелевших стали серыми, предсказуемыми и морально устойчивыми. Союз писателей, Переделкино и поликлиника Литфонда сгубили их. А пока страна была молода, писатели в ней жили задорные, занятные и через одного – с поразительными биографиями. Богатыри, не мы. Лихая им досталась доля, немногие вернулись с поля...

     Александр Козачинский, разумеется, вырос в Одессе – этот город-энерджайзер  тогда выплеснул в литературу и искусство целый гейзер талантливых людей.
     Даже для экзотической Одессы происхождение Козачинского было причудливым: отец -  околоточный надзиратель (потом этот факт придется тщательно скрывать), мать - крещеная еврейка. Тот еще коктейль.
     Уже в гимназии Саша стал городской знаменитостью, потому что был вратарем футбольной команды «Черное море», предшественницы будущего «Черноморца». (Одесса, чтоб вы уже знали, – колыбель отечественного футбола. Первый клуб там появился еще в 1878 году).
     Во время гражданской войны в Одессе происходило столько всего интересного, что заканчивать учебу бойкий юноша не стал. Сначала в нем взыграли отцовские гены, и он шестнадцатилетним поступил в милицию. Успешно ловил бандитов, так что вскоре (в семнадцать лет!) стал начальником районного уголовного розыска. «Ему было всего лет восемнадцать, но в те времена людей можно было удивить чем угодно, только не молодостью», - говорится в повести. Не удержусь, дерну оттуда еще одну замечательную цитату:

   …Обычно достоверно было известно только положение трупа относительно стран света: лежит он, например, головой к юго-востоку, а ногами к северо-западу или как-нибудь иначе. Но талант нового начальника проявлял себя с наибольшей силой именно там, где ничего не было известно. Несмотря на однообразие обстоятельств и мотивов преступлений -- все это были крестьяне, убитые на дороге из-за пуда муки, кожуха и пары тощих коней, -- догадки и предположения, вводимые им в акты, отличались бесконечным разнообразием. В одном и том же акте иногда содержалось несколько версий относительно виновников и мотивов убийства, и каждая из этих версий была разработана настолько блестяще, что следствие заходило в тупик, так как ни одной из них нельзя было отдать предпочтения. В глазах начальства эти акты создали ему репутацию агента необыкновенной проницательности. В уезде от него ожидали многого. Успехи нового начальника в этой области были тем более поразительны, что до приезда в деревню он никогда не видел покойников. В семье его считали юношей чрезмерно впечатлительным и поэтому всегда старались отстранить от похорон. Но что были корректные, расфранченные городские покойники по сравнению с этими степными трупами! 

     Однако юный Саша не умел ладить с начальством, и через некоторое время у него начались серьезные служебные неприятности. Тогда он легко переместился "по ту сторону закона": оказался одним из предводителей немаленькой банды налетчиков. В основном они похищали продовольствие, главную ценность тех голодных времен, но при случае промышляли и вооруженным грабежом. Какое-то время налетчики разъезжали на зеленом фургоне, который впоследствии перекочевал в знаменитую повесть, более или менее автобиографическую.

Вот раньше были писатели
Сам Козачинский там выведен под кличкой Красавчик
(он действительно был красив, хоть совсем не похож на актера Соловьева)
.  


     Шайка куролесила в окрестностях Одессы довольно долго, но в конце концов, в 1922 году, Козачинский, выданный сообщником, угодил в засаду. Среди агентов, производивших арест, был другой недавний школяр, учившийся в соседней гимназии – Евгений Катаев, будущий соавтор «Двенадцати стульев», который в повести фигурирует как милиционер Володя.

Вот раньше были писатели



     В реальности всё было не такой уж веселой игрой в казаки-разбойники, здесь автор многое присочинил, но общая канва событий совпадает.
     Козачинского судили и вместе с еще пятью самыми опасными бандитами приговорили к расстрелу. Но времена были интересные. Участь подсудимых решало их социальное происхождение и наличие «контрреволюционности» в составе  преступления. Про отца-полицейского, к тому времени уже умершего, трибунал не узнал, а в грабежах ничего политического обнаружено не было. И расстрел заменили десятилетним сроком.
     В заключении Козачинский от скуки стал выпускать газету «Жизнь заключенного» и на этом поприще вновь, как с футболом, скоро стал местной знаменитостью. По-видимому, он относился к тому редкому и интересному разряду одаренных людей, у которых блестяще получается всё, за что бы они ни брались, но которым скоро надоедает заниматься одним и тем же. Известно, что Эдуард Багрицкий даже водил своих друзей, московских поэтов Михаила Светлова и Михаила Голодного, посмотреть на одесского журналиста-заключенного.
     Сидел Козачинский всего два года, после чего вышел по амнистии. Евгений Катаев (уже ставший Евгением Петровым), с которым они подружились, вытащил способного парня в Москву, в газету «Гудок», где тогда собрались самые острые перья страны. Что это была за публика, мы можем себе представить по роману «Золотой теленок»: «Когда хвост поезда уже мотался на выходной стрелке, из буфетного зала выскочили два брата-корреспондента - Лев Рубашкин и Ян Скамейкин. В зубах у Скамейкина был зажат шницель по-венски. Братья, прыгая, как молодые собаки, промчались вдоль перрона…».

Вот раньше были писатели
Молодые собаки


     «Писатель вырвался наружу» из Козачинского только в 1938 году под влиянием Катаева-Петрова. Друзья отдыхали в гагринском санатории, и Александр написал свою замечательную повесть от скуки, чуть ли не на спор.
     На этом, собственно, всё и закончилось. Больше ничего интересного в жизни Александра Козачинского не произошло. В войне он не участвовал, потому что заболел туберкулезом. Тяжело больным был эвакуирован в Новосибирск, где умер тридцати девяти лет от роду.

Вот раньше были писатели



     Его приятель Евгений Петров, фронтовой корреспондент, погиб полугодом раньше, тоже тридцатидевятилетним.
     Веселые были люди, оба.  И начиналось всё весело.

Оригинал поста.


Опубликовал Борис Акунин , 26.04.2015 в 12:33

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Леопольд Кудасов
Леопольд Кудасов 26 апреля 15, в 12:53 "В двадцатые и тридцатые годы у нас в стране было много ярких и самобытных литераторов. Потом, в сороковые-семидесятые, большинство уцелевших стали серыми, предсказуемыми и морально устойчивыми..."

Полная чушь! Практически все талантливые писатели России покинули оккупированную жидами страну ещё в годы гражданской войны. Остались одни ильфы или деклассированные забулдыги. А вот как раз к 60-70-м годам пришло время нового талантливого поколения.
Текст скрыт развернуть
-6
Yury Hema
Yury Hema Леопольд Кудасов 26 апреля 15, в 13:02 Слишком просто: а вот о "взрыве" писательских талантов 60-70-ых годов подмечено верно.
И фундаментом явилась русская и зарубежная классика, естественно, - не исключая и советских реалистов, от зализанного творчества которых ломило зубы и хотелось рассказать всё, как оно есть.

Мало у кого это получилось.
Текст скрыт развернуть
4
Илья Фишман
Илья Фишман 26 апреля 15, в 13:30 20-е - 30-е годы дали русской литературе такие шедевры как "Бегущая по волнам" (Грин), "Белая гвардия" (Булгаков), немеркнущую фантастику (Беляев, Обручев, Толстой), "Тихий Дон" (ранний Шолохов). Поэзию Северянина, Волошина, Ахматовой, Мандельштама и Цветаевой, и, не будем мелочными - Есенина. Новые стили принесли Платонов и Маяковский. Это - эхо "Серебряного века". Наверное, еще есть? А про Козачинского мало известно. Спасибо Акунину!
Параллельно в эмиграции творили Бунин, Алданов, Куприн, Саша Черный и др.
Текст скрыт развернуть
14
Владимир Наточий
Владимир Наточий 26 апреля 15, в 15:16 Его приятель, Евгений Петров, сгорел в самолёте 02.07.1942г. Это был один из последних самолётов, сумевших взлететь с аэродрома "Херсонесский маяк" осаждённого Севастополя. Но - не повезло. Под Ростовом то ли под немецкие зенитки попал, то ли с месссером встретился. Текст скрыт развернуть
3
Людмила Isakova
Людмила Isakova 26 апреля 15, в 23:04 Лихая биография. Был бандитом, а потом будучи "социально близким" советской власти даже отдыхал в снатории. Впрочем, удивляться нечему, если сам джугашвили начинал свою политическую карьеру грабежами денег для революции. Текст скрыт развернуть
0
Владимир-Зеев Гольдин
Владимир-Зеев Гольдин 27 апреля 15, в 04:13 Так я же и так все время пишу. Читайте в "солнечном острове", прозе ру, русском глобусе, ковчеге , огнях стьолице и сам не знаю где меня переписывали. И читал я всезх таки гениальных писателей тех времен. Жаль сейчас если всерьёз, кроме Акунина и читать нечего Текст скрыт развернуть
1
Владимир Шуляр
Владимир Шуляр 27 апреля 15, в 14:10 В коментах скрытая реклама Акунина? Текст скрыт развернуть
-3
Валерий Боровицкий
Валерий Боровицкий 27 апреля 15, в 21:59 Я ничего не знаю о Козачинском. Да и Моисей с ним. Посмотрите вот это.
http://kompromat1.info/articles/1919-stihotvorenie_russkogo_...
Текст скрыт развернуть
0
Лариса Ныш
Лариса Ныш 28 апреля 15, в 03:02 Люблю Акунина!!! Текст скрыт развернуть
1
Natalya Petrovna Volkova
Natalya Petrovna Volkova 26 мая 15, в 18:24 Вот раньше были писатели! акунину до этих писателей далеко! Текст скрыт развернуть
0
Natalya Petrovna Volkova
Natalya Petrovna Volkova 26 мая 15, в 18:24 Вот раньше были писатели! акунину до этих писателей далеко! Текст скрыт развернуть
1
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 11
Последние публикации
Зима! Крестьянин торжествуя
Борис Акунин 4 дек 15, 15:06
+27 21
Другой Путь
Борис Акунин 11 сен 15, 11:43
+22 3
Как я провел лето
Борис Акунин 8 сен 15, 10:57
+22 39
Выхожу на контакт
Борис Акунин 3 июл 15, 16:39
+6 20
Как стать королем и привести свое королевство к процветанию
Борис Акунин 3 июн 15, 14:34
+34 16
Белая Мышь
Борис Акунин 25 май 15, 08:45
+21 28
Почему я веселый такой
Борис Акунин 20 май 15, 13:48
+19 12
Кролик. Белый кролик
Борис Акунин 19 май 15, 11:37
+23 16
Семейный сбор
Борис Акунин 10 май 15, 15:47
+20 60
Вот раньше были писатели
Борис Акунин 26 апр 15, 12:33
+25 11

Поиск по блогу

Последние комментарии

Валентина Юлькина
Третий прочитала, сейчас четвёртый читаю. Спасибо за книги!
Валентина Юлькина Зима! Крестьянин торжествуя
Роман Ударцев
Роман Ударцев
татиана ладыгина (сверчкова)
татиана ладыгина (сверчкова)
oleg sysoev
Игорь Поздеев
Гондыр пие
Валерий Боровицкий
Валерий Боровицкий
Читать